Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

  • tbv

Не могу не сказать

Дискуссия в этом сообществе началась по другому поводу, но вырулила на интересный (с моей точки зрения) и принципиальный момент. Надо ли вообще связываться с литературно-издательским миром, как-он-есть сейчас в России?

С этой зловонной жижей, источающей миазмы? Во имя чего можно пренебречь чувством собственного достоинства, и начать барахтаться в этой клоаке?

Шопенгауэр издал за свой счет «Мир как воля и представление». Вагнер издавал так же либретто к «Кольцу нибелунгов», имеющее самостоятельное художественное и философское значение. Первый послал экземпляр Гете, второй первому, в смысле Вагнер - Шопенгауэру. «Глубоко чтимому мыслителю в знак преклонения», было написано на рукописи.

Пруст напечатал так первый том «Поисков». Бах потерял зрение на свинцовых формах, в которых он травил серной кислотой кружочки на линейках - величайшую работу в истории музыки, «Искусство фуги».

НУЖНО ли нам вообще социальное признание? Или лучше держаться от него подальше?

В пустом зале акустика лучше, или, перефразируя - полный зал портит музыку. Сейчас, однако, дело обстоит существенно хуже.

То, что вызывает у читателя и слушателя самый живой, острый и горячий интерес - презрительно отвергается издательствами. Как «неформатное», они любят всё по рельсам.

Они дебилы. Лишают своих собственных детей хлеба с маслом и молока. Но ведь в нашу - писательскую - функцию не входит вправлять мозги этому миру, правда ведь?

Пусть его исправляет Господь. Как только издательская индустрия перестанет быть жадным желудком без капли мозга - тогда мы снова к ней обратимся.

написан роман/ ищу издательство

Cовременная проза, психологический роман. Из сегодняшней жизни двух 40-летних журналистов мужского пола в антураже зарубежных групповых пресс-трипов. Все это с поиском себя, смысла жизни, мыслями, надрывом, кризисом середины жизни, переоценкой ценностей, личными проблемами, любовью, богоискательством, путевыми впечатлениями, глянцевой журналистской кухней и журналистскими байками...
В 40 лет мужчины меняются. Их не узнают близкие. Они сами не узнают себя. Они нервны и бескомпромиссны. Они готовы на странный шаг, чтобы понять "зачем?"

11 авторских листов