barbazzuza (ex_barbazzu) wrote in izdato,
barbazzuza
ex_barbazzu
izdato

Прошу рецензии и совета...

Уважаемые издатели и литераторы. Обращаюсь к вам с просьбой высказать свое мнение и посоветовать, имеет ли смысл публиковать стихи. Может быть, найдется издатель, или редактор толстого журнала заглянет в сообщество?)  Лет пять назад я предпринимала попытку обратиться в  один из толстых журналов. Один уважаемый в литературном сообществе человек сказал "стихи хорошие, но не в нашем стиле". Видимо, поберег неокрепшую психику автора))) С тех пор попыток  не предпринималось. Что скажете?

Словарь.
 
«Снег» - в темных непокрытых волосах.
«Канон» - из детства: церковь и свеченье...
И что бы он сегодня не сказал,
Все будет одинаково священно.
 
Ведь потеряв опору этих рук,
Над вечностью контроль на миг утратив,
Состарюсь я, не постепенно - вдруг,
И сетчатые губы скажут: «Хватит!».
 
Все лишь слова, их не перевести,
Когда уже не любишь говорящей,
И воздух разорвет ее «Прости»,
Скорее оскорбленной, чем просящей.
 
 «Нет» - коротко, «Измена» - горячо,
«Жизнь» - странно, «Смерть»-не принято по ходу,
Короткое и резкое «Еще»,
И неопределенное «Свобода».
 
Мы все теперь вот так проговорим.
Снег сыпется, и сахар в волосах...
Я все равно останусь рядом с ним,
Хотя он о любви мне не сказал....
 
***
 
Нас охмурит пряность,
Зелень, к лодыжкам льнет,
Только январь- август
Ромом своим зальет.
 
Всех заморочит снегом,
Белый глаза слепит.
Лучше спешить, - беглым
Путь ледяной открыт.
 
И посреди ровни,
В белом снегу по грудь
Я прошепчу: «Помни»
И прошепчу: «Будь».
 
Где-то, где нет стужи,
Холод переносим,
И не понять ужас
Белых сплошных зим.
 
***
 
 
 
Все уходит в прошлое, отступает утром,
Серое безмолвие станет перламутром.
 
На песке разбросаны, раковины, камни,
Гладко отшлифованы божьими руками...
 
Все уходит в прошлое с морем и накатом
 После возвращается, вдруг, перед закатом
 
***
Разбегутся Тверские в стороны,
Рассорятся Ямские.
Мы к столикам прикованы –
Простые - городские.
 
За стеклами в любимом цоколе,
Мимо ноги идут – не лица,
Как будто людскими потоками
Хотим потихоньку напиться.
 
Никогда нам уже не состариться,
На стене пустота в черной рамочке,
И к любимому прилагается
Пара тонких китайских палочек,
 
Опозданья, часы наручные,
И в манжетах – по моде -запонки,
И как будто благополучие,
Почему-то с кофейным запахом.
 
***
Тишину и покой
Я оставлю с тобой
                               В старом доме.
Я уйду на войну,
Только в сизом дыму
                               Не догонит
Меня пуля врага
Ветер южный к ногам
                               клевер клонит.
Тишина и покой,
Что остались с тобой,
                               Мне напомнят,
Что война –только дым,
Умирать молодым
                               Не неволят.
Старый дом позовет,
Когда пуля найдет,
                               Разобравшись,-
В тишину и покой
Я отправлюсь легко
                               И бесстрашно.
 
В старом доме останется:
детский портрет.
за комодом – тайник,
пачка от сигарет,
Ты останешься ждать возвращенья.
А еще тишина и спокойствие стен,
сохраняющих верность столетьями Тем,
Кто за ними искал утешения…
 
 
***
 
Губы хрустальные - к теплому блюдцу,
Руки взметнуться, слова разобьются,
                               на пол упав.
И, собирая с паркета осколки,
Снова мы встретимся, две богомолки:
                               Юность и Ночь.
 
Я улыбнусь, и улыбки той светом
Будешь ты как-то неловко задета,
                               но ты простишь;
Помнишь лоскутное то одеяло?
Ты меня в августе им укрывала,
                               чтобы спасти,
Чтобы под россыпью звезд изумрудных,
Было легко мне и было не трудно
                               смысл найти.  
 
 
***
 
Хорошо бы ты был мне послушен,
Согласился просто побродить,
Хорошо бы голос был простужен,
Чтобы ничего не говорить.
 
Шли бы так: рука в руке в кармане,
Пряча пальцы от московских зим.
Голос сердца: «Он тебя обманет»,
И мой собственный: « Так я прощаюсь с ним»
 
 
 
 
 
 
 
 
 
***
Старое платье, загар лег на плечи,
Губы потрескались, .
И по-хозяйски обветрены руки…
Снова все дачное.
Даже разлуки…
Долгие сумерки дачного леса,
Терраса открыта, покой занавесок...
Соседи заходят, вечерние споры,
И я засыпаю под их разговоры.
А утром пытаюсь дознаться у сосен...
Куда он исчез? Почему меня бросил?
 
***
Нам больше не нужны враги,
Побед военные парады,
Ни милосердия других,
Ни поклоненья нам не надо.
 
Мы сами выбираем путь,
В сознании, рассудке полном,
И Кто Угодно, Кто - Нибудь,
Собою пустоту заполнит.
 
Мы точно знаем, что дышать,
Хотим привычным кислородом,
И детям скажем уважать,
Избранника всего народа.
 
Мы все сойдемся на одном, -
На простоте единогласья,
И может Кто-Нибудь потом
И Кто Угодно встать у власти.
 
И нас обманут те же «мы»,
Сплоченные порывом общим,
Кто-Либо во главе страны
Победно выедет на площадь.
 
И все вернется на круги,
Давно доказана цикличность,
А страх и ненависть других,
По телевизору безличны...
 
Нас не пугает даже месть,
Нам нужен общий, Кто - Не важно,
Чтобы за ним укрывшись вместе,
Жить бессловесно и бесстрашно!
 
 
***
Фонари гаснут...
 
                Спеша не очень,
                Я приминаю ногами пудру:
                Ее стряхнули сегодня ночью
                                              
Фонари гаснут...
 
                Я знаю - восемь,
                Всего лишь восемь часов от полночи.
                Ты спал город? Я нет вовсе...
Лишь полчаса...
                Иду шагом таким ровным,
                Как будто сегодня и впрямь есть цель.
                Доброе утро? - Вопрос спорный.
 
Фонари гаснут...
 
                И вдруг привидится: Счастье рядом.
                С губ нечаянно слетит: «Здравствуй».
                Нет, показалось. Да мне и не надо...
 
                                               И фонари гаснут...
 
***
 
Здесь нет могил: нас просто растеряли
Среди душистых сказочных степей.
Нас быстро и беззвучно расстреляли,
Лишив опасной памяти своей.
 
Здесь нет могил: здесь дефицит пространства,
Чтоб отвести крестам, и нет оград,
И поколений нет, кто постоянству
И мирному старенью был бы рад.
 
Ведь все в своем беспамятстве оставя,
Мы россыпью бесчисленной легли
И даже сотой доли не сказали,
Того, что наши мысли берегли.
 
То прошлое, конечно, занавесят,
От взглядов возбужденных и больных.
Но нет могил, чтоб мы из них воскресли,
И нет могил, чтоб умерли мы в них!
 
  
***
Улиц голодных пустой лабиринт
уводит все дальше. Страшно
одной оставаться здесь. Гранит-
вдоль берегов вчерашних.
Сена в тумане, пристанища барж,
странность, что под ногами -
твердость асфальта, а говор не наш –
более мягкий. Что с нами
стало скажи мне, отныне в чем суть?
Прошлого координаты
смыло холодной водой. Позабудь
прежнее все. У статуй
здесь отрешенней и строже вид,
и витражи в соборах
светятся утром на солнце. Молитв
мне не хватает, споров
долгих о Боге, о том, кто Он,
есть ли, и стоит ли верить
нам, обозлившимся, в тот закон,
который нельзя проверить.
Мне не хватает тебя, и вот
я на мосту через пропасть
жидким металлом холодных вод
любуюсь и жду автобус.
 
 
***
Я жду...
Вы увидите слезы.
Свернусь клубком,
Как кошка.
Вы ненавидите,
Но поздно
Кричать вам в горло,
Срывая связки,
Чтобы у маски
свело лицо...
Не надо ласки.
Останусь гордой -
Свернусь кольцом.
Гладьте меня - не гладьте,-
Мне все равно теперь.
Холодно.
Вьюга.
Приятель
с силой захлопнул дверь.
Снежно,
На улице снежно,
Больно,
Но разве впервые!
Буду жить как всегда,
Неспешно,
Жить, а пока в перерыве.
Я - кошка
Мне говорят, что
на счастье три цвета.
Чья-то ужасная
 вышла оплошность:
Что я сегодня никем не согрета.
...И завтра, когда наступит,
...И завтра , когда нагрянет:
Зверь -одиночество полюбит
играть с цветастыми котами.
Бездомными,
С трехцветной шерстью,
Безродными,
Без уголка...
Я кошка, избалованная лестью,
Похожая на дым, песок и облака...
 
 ***
То, что не скажешь словами –
Рук потрясенных вязь.
Что это между нами,
То, что зовется связь?
 
То, что ты любишь будто
Ты мне твердишь в тишине.
Черти мои перламутром
Вдруг разыгрались во мне.
 
Пляшут, переливаясь,
И заставляя бдеть,
Молча застыв, улыбаясь,
Внутрь себя глядеть…
 
И, изучая потемки,
Видеть все наяву,
Но до чего же ломки,
Кружева, что пряду.
 
Ты превратишься в фетишь,
Ты от меня уйдешь,
Душу мою пометишь,
Не отметая ложь,
 
Не презирая скуки,
Не претворяясь добром,
Руки, красивые руки,
Горя одев серебром.
 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments