piter_book (piter_book) wrote in izdato,
piter_book
piter_book
izdato

Топор от топорища недалеко падает...

Рецензия на книгу: Виктор Топоров. Жесткая ротация. СПб.: Амфора, 2007Виктор Топоров. Жесткая ротация. СПб.: Амфора, 2007

На июньском вручении НацБеста некая питерская медиаперсона, расслабленно глядя на патриаршью бороду отца-основателя премии В.Л.Топорова, опрометчиво заметила: «А ведь таким мог бы быть Иисус Христос в соответствующем возрасте». Думаю, услышь это предмет ее наблюдений, вскипел бы не на шутку, а то и на дуэль бы вызвал: он-то себя числит совсем по другому ведомству. Не смиренность всепрощенья, а ярость неотвратимого наказанья, с котлами, кипящей смолой и острыми вилами. Причем непременно в зажиревший подвернувшийся под горячую руку (а у Топорова холодных рук не бывает) бок. По-крокодильски, если кто еще помнит. Вот что ждет бездарного и нерадивого автора (а также политика и вообще любого зазевавшегося), коих, по мнению Топорова, в стане пишущих и живущих большинство, но максимум концентрации, увы, увы (опять же, по его мнению), все же в родном богооставленном Петербурге.

Так что безжалостные вердикты,

значительно упреждающие Страшный Суд, раздает он направо и налево, непрестанно множа число своих недоброжелателей, а то и ненавистников. При этом, ясное дело, претендуя на дьявольское владение сутью вещей (она же истина в последней инстанции), дьявольскую прозорливость, дьявольскую изобретательность и, возможно, дьявольское обаяние, поскольку возрастом своим кокетничает непрестанно, мол, давно еду с ярмарки, мол, пора на покой. Но все эти дежурные арии отчаянно фальшивят и всерьез публикой не воспринимаются. Имидж самого скандального критика Виктор Леонидович блюдет с той же тщательностью, с какой Эдита Пьеха свой давно никому не интересный акцент (видимо, и свою «говорящую» фамилию носит с особой значительностью). Ну, а то, что прозренья и предсказанья сплошь и рядом не сбываются, пышно выданные авансы с той же частотностью не оправдываются, а уничтоженные в прах репутации восстают из пепла, и их владельцы продолжают жить припеваючи – так у каждого своя работа. Извините, ничего личного.

К тому же, несмотря на течение лет, наш не по возрасту бодрый Джек-Потрошитель в прекрасной вербальной форме, чему свидетельством недавний сборник его повседневных трудов «Жесткая ротация», вышедший в петербургской же «Амфоре». Тому, кто следит за регулярными гейзерными (а порой и канализационными) выбросами питерского Зоила Зоилыча (а таких настороженно наблюдающих – а вдруг обгадит? – среди пишущей братии большинство), читать не обязательно, поскольку все это собрано из периодики и встревоженными писательскими умами давно освоено и в соответствующих компаниях обсуждено. А вот рядовому читателю, особенно падкому на коммунальные драки и товарищеские суды, этот сериальный триллер вполне может прийтись по вкусу. Удары по чужим челюстям и симуляция нокдаунов всегда как-то бодрит. К тому же, в увесистом топоровском томе кроме мало кому (за вычетом самих пишущих) интересной литературной возни есть и политика, и кино- и телекритика. Как всегда острая, не без перехлеста, но на то ты и «газетный писатель», чтоб газету раскрывали именно на твоей колонке. И здесь надо отдать должное патриарху: Топоров – один из пионеров нового газетного стиля, сменившего унылую советскую жвачку по утвержденным лекалам на нечто, соотнесенное с живой человеческой речью. Правда, частенько плохо различаемое в бранном потоке, но таки не в стиле отчетного доклада.

И все же обратимся в первую очередь к литературной ипостаси нашего героя, поскольку он один из немногих, не бросающих, в отличие от прагматичных москвичей, свое первое ремесло. Определенный резон в таком «избранном» есть несомненно: картина литературной жизни встает, как раскладной картонный замок, перед глазами во всей своей неприглядной красе. Объективная ли – большой вопрос. Скорее, пристрастно-тенденциозная, искаженная размашистой грубостью, но при этом отнюдь не бессмысленная. Надо только ввести несколько поправочных коэффициентов.

Коэффициент первый: не обращать внимания на материалы с лично топоровским трехголовым Карфагеном, который должен быть незамедлительно разрушен. Корни стойкой ненависти Топорова к большому поэту Кушнеру, замечательному детскому писателю Яснову и толстым журналам как культурному российскому феномену теряются в меловом периоде и логическому осмыслению не подлежат. Посему – просто пропустим, оставив эти далекие от реальности инвективы любителям загребать жар чужими руками и хихикать за спиной у чужой неудержимости.

Коэффициент второй: следите за рукой, поскольку «ради красного словца…» и далее по тексту. Безоговорочное доверие к произносимому может сыграть злую шутку. Так что лучше бы подстраховаться дополнительной информацией из нейтрального источника. Поскольку Топоров – не нейтрален. Точка его кипения гораздо ниже привычных ста градусов. Отсюда масса неудобств, начиная с немотивированной грубости и заканчивая патологическим пристрастием к не принятым в обществе оскорблениям, вплоть до упоминания физических недостатков, в том числе и у дам. Здесь всяко лыко в строку. Никому никакого снисхождения. Что называется, уж коли Остапа понесло… А несет его, увы, более, чем часто. Едва ли не в каждом тексте. Организм так устроен.

Почему увы? По двум причинам. Менее существенная - есть некий «парадокс Топорова»: отчего, когда ты с ним согласен, все, что он пишет, кажется необыкновенно точным и остроумным, а когда не согласен – плоским и бездоказательным? А оттого, что не согласен ты с ним обычно именно тогда, когда его «несет», когда логическая аргументация и мыслительный процесс заменяется хамским произволом и примитивной заборной бранью. У него, кстати, в такие моменты и ткань письма совершенно иная, ну, чистая история про мистера Джекила и мистера Хайда!

Более существенная причина: в нынешней литературной ситуации почти не осталось литературных критиков, обозревающих весь литературный процесс подобно Рубо, который сумел в свое время не только сам охватить взором всю панораму Бородинской битвы, но и предоставить эту возможность зрителю. Существует целая армия сервильных гламурных критиков, мало чем отличающихся от коммивояжеров, назойливо звонящих вам в дверь со своим немудреным товаром. И каждый нахваливает свое. Но целостной картины эти носители фасеточного зрения предоставить не могут, видимо, даже если бы и хотели. И тут возникает «второй парадокс Топорова». О каком частном случае ни писал бы наш Зоил Зоилыч, из складок его непреклонной (и частенько вывернутой наизнанку - а чтоб страшнее было!) судейской мантии, как из рукава фокусника, выползает этот самый литературный процесс, каким бы негодящим и убогим (плюс личностно привнесенные искажения) он нам ни казался (что есть, господа, что есть). Видимо, давнюю выучку, как талант, не пропьешь. И ведь что здесь удивительно – Топоров одним из первых, подобно Вию, поднял свои веки и бесстрашно разглядел главное: литература нынче – не бич социальных язв, не мудрый наблюдатель жизни и не беспокойный разведыватель и исследователь истины, а всего лишь инструмент для получения издателями прибыли. И эта система вряд ли претерпит изменения в обозримом будущем. Так что придется с этим жить, ничего не попишешь.

Да и претензии Топорова к юным критикам более чем разумны: и читать друг друга надо, и знать по нескольку языков. И вообще читать. И быть образованным. И быть в курсе.

Пример же того, как надо быть в курсе Виктор Леонидович дает нешуточный: мимо его ястребиного глаза ни одна писательская мошка не пролетит, ни одна частичка серой союзписательской пыли (недаром его «серая сотня» - так он скопом окрестил секцию поэзии СП СПб конца 80-х-начала 90-х - термин уже исторический). И всем достается по первое число. Грубо. Очень часто несправедливо. Еще чаще – издевательски несправедливо. Так на то и щука в озере, чтоб карась не дремал: подставляться не нужно. Как Жванецкий говорил? ТщательнЕе надо работать, тщательнЕе.

И пока жив-здоров наш неугомонный Джек-Потрошитель, писатели могут спать спокойно, уж один-то читатель у них есть всегда. И не лень ему. Удивительный человек.

Эта и другие рецензии - в электронном журнале "Питербук"


 

Tags: авторам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments