Irina (francomanca) wrote in izdato,
Irina
francomanca
izdato

Любовный роман. Перевод.

Уважаемые издатели!
Предлагаю вашему вниманию отрывок переведенного мной романа. Оригинальный текст (французский) нигде не издавался. Понимаю, что один только этот факт является большой сложностью для издания книги. И тем не менее!
Очень хочется знать любые ваши мнения: о стиле, о языке, о грамотности, об интересности текста. В общем, о его шансах. Буду благодарна за любые комментарии.
Публикую отрывок из середины.



Тем временем Фортунэ, как и обещал, отправился в гости к родителям. При виде сына, похудевшего и изможденного, Жермена перепугалась так, точно на порог явилась сама смерть с косой. Глядя в его бледное лицо, старушка не смогла сдержать слез, немедленно решив, что его губит какая-то хворь.
- Миленький мой, что с тобой, что стряслось? Что ты от меня скрываешь, скажи? – заголосила она, прижимая его к груди, как всякая мать в непроизвольном порыве спрятать своего ребенка от надвигающейся беды.
На крики прибежал отец и стал как вкопанный перед разыгравшейся драмой – никогда ему не доводилось видеть своего сына в таком плачевном состоянии. Между тем, Фортунэ уверял, что чувствует себя хорошо, что сказались трудности на работе да домашние заботы, что через два месяца он выйдет в отпуск и тогда непременно поправит здоровье и прибавит в весе.
Но только Фортунэ было известно, какой огонь полыхал в его душе. Этого он не мог рассказать никому. Затравленный, вечно преследуемый, он не мог свободно вздохнуть нигде на земле, находя покой лишь в объятиях Иветты. Смерть была бы ему не так страшна, как разлука с этой женщиной. Он любил ее больше всей жизни. Нет, не мог он поделиться столь личными переживаниями ни с кем, даже с родителями.
Те тем временем справлялись о здоровье невестки и внуков, которых не видели с давних пор.
- Как там ребятки, как им нравится жить в деревне? – допытывалась мать.
- Как всегда, не слезают с шеи Эмилии. Жюльену только дай волю, да и Бриджит – та еще егоза. Хорошо еще, за ними дедушка присматривает. Глаз да глаз нужен за этими сорванцами – это не детишки, а маленький костер возле канистры с бензином.
- Вы сами были не лучше в их возрасте. А когда малыши вырастают, хлопот с ними только прибавляется. Как говаривала бабушка, маленькие детки – маленькие бедки... – развел руками отец.
Распросы все продолжались. Соскучившись по сыну, старики не переставали сокрушаться, что он стал в их доме совсем редким гостем. Фортунэ пообещал, что когда выйдет в отпуск, обязательно останется с ними подольше. Но слово «подольше» вызвало в нем смертельную тоску – он не мог бы сказать, сколько дней сможет выдержать вдали от Иветты. Его начинало лихорадить. День был богат происшествиями, принеся немало волнений.
Солнце погрузилось в море, оставив волны блестеть медно-красным отливом. В то время, как в городе тени становились длиннее, здесь, на холме, заходящее светило еще отражалось в окнах домов, бросая на стекла последние отблески своего величия. В его огненных лучах просторный дом Жермены и Антуана казался кирпичным. Постепенно и он скрылся в тени платанов, словно укутавшись в мягкое одеяло, готовясь к ночному сну. Громко заиграл сверчковый оркестр, радостным верещанием объявляя открытие ночного бала, и лягушки тотчас пустились в пляс по влажной траве, продолжая веселый праздник. Вдали послышался лай собаки и стук закрывающихся ставней. Наступила ночь.
Тишину разорвал приближающийся рев мотоцикла. Приехал Эрнест. Из-за его спины выглядывала Жанна, пристроившаяся на заднем сидении. Колеса заскрежетали о гравий на площадке перед домом. Эрнест исполнил замысловатый трюк торможения, зная, что за ним наблюдает старший брат.
- Ну, только этого от него и можно ожидать, - проворчал отец, - Лишь бы людям пыль в глаза пустить!
- Что ж ты делаешь! – сердито закричала мать, - Забросал нас камнями, того и гляди наедешь на кого-нибудь... И почему так поздно? Я же вас предупреждала, чтобы вернулись пораньше. Фортунэ давно уже вас дожидается.
- Мам, ты же знаешь Эрнеста, – подала голос Жанна, - Если он встретился со своими дружками-мотоциклистами, его от них не увести.
Фортунэ обнял брата и дружески хлопнул его по плечу. Подойдя к сесетре, он звучно расцеловал ее в обе щеки и сказал:
- Ты становишься все больше похожей на маму. Хороша как цветочек. Ой, берегитесь, парни!
- Можешь за них не беспокоиться. Я никому не разобью сердца, и ко мне бесполезно свататься. Не думаю, что родился на свет тот, кто сумеет мне понравиться!
- Как знать, это всегда приходит раньше, чем ожидаешь.
- Ну, взять к примеру маму с папой – будь я такая, как они, то уже вышла бы замуж.
Только никогда не знаешь, будет ли брак удачным. На тебя посмотреть, измучанного да отощалого – вот до чего она довела тебя, твоя семейная жизнь. Жена тебя, что ли, не кормит? Что-то ты все чахнешь на глазах…
- Ребятки, садимся за стол! Я сегодня приготовила рагу из козлятины под белым соусом, пальчики оближешь.
Редко случалось, чтобы дети Жермены собирались все вместе. Потому и светилась она от счастья, видя их за одним столом, слушая, как они перебрасываются шутками. Снова вместе, в тесной компании, веселятся, как дети – впрочем, для нее они детьми и оставались. Кажется, только вчера еще бегали по этому дому вприпрыжку, цепляясь за ее платье, а она на них покрикивала в сердцах. Хорошие были времена. Бывало, они с отцом рассказывали им историю своей любви, удивительную, как волшебная сказка, и малыши завороженно слушали, смеясь от удовольствия. Родители не могли нарадоваться на их звонкий смех. Да, немногие семьи могут насладиться столь светлыми воспоминаниями.
Жермена принесла горячую супницу, что-то вполголоса напевая. Это была замечательная женщина; одна из тех, кто вызывает невольное восхищение – вечно молодая, даже будучи бабушкой – надо заметить, став ей давно, и уже тогда ей пошел шестой десяток.
- Ох, мамин суп, ничего на свете нет вкуснее, - обрадовался Фортунэ.
- Кушай на здоровье, тебе нужны калории и витамины. Чтобы съел всю тарелку!
- Пьеретта разве не варит супов? – поинтересовался отец.
- Варит, но нечасто. Да и потом, она сейчас готовится к переезду, так что дел ей хватает.
- Ах да, к переезду, - повторила мать с грустью в голосе.- Вы и сейчас приезжаете редко, а тогда уж и подавно, совсем видеться перестанем.
На этом тема иссякла, личную жизнь сына обсуждать было не принято. Но судя по печальным вздохам, ни отец, ни мать не ждали ничего хорошего от их предстоящего бегства из города. Зная своенравный характер Пьеретты – а иначе и быть не могло, раз девочка выросла в семье одна – они понимали, как нелегко Фортунэ с ней сладить, и если ей взбрело в голову переехать поближе к родителям… Им и самим приходилось несладко без детей, а с тех пор, как появились внуки, тоска одиночества совсем заела стариков. Конечно, в городе жизни нет, здесь Пьеретта права, весьма права. Но тем не менее, чтобы переселиться всей семьей в забытое богом захолустье, нужны куда более веские причины, чем пустой каприз.
Снова заговорили о Жюльене и Бриджит. Жермена и Антуан почти не имели возможности с ними общаться, хоть и жили недалеко от Марселя. Фортунэ поспешил заверить, что привезет им внуков до того, как займется переездом.
В десять часов зазвонил телефон. Родители не на шутку взволновались: столь поздний звонок был в их доме редкостью чрезвычайной. Но Фортунэ сразу понял, кому на ночь глядя не терпится поговорить, и пока отец бежал снимать трубку, он уже ерзал на стуле, что-то невнятно бормоча. Из соседней комнаты послышался голос Антуана:
- Это ты, Пьеретта? Что же ты так поздно звонишь, перепугала нас… Да, у нас все в порядке, а у тебя как дела? Да... А как же, да вот он здесь, приехал сразу после работы. Да, конечно! Передаю трубку.
- Фортунэ, тебя Пьеретта просит.
- Добрый вечер, дорогая… Да... У вас все хорошо? Да… Нет… Ну, устал немножко. Да нет же, работы много!.. Ну что ты все придираешься! Уверяю тебя, я был дома один… Да, хорошо, до пятницы. Всех целую.
Повесив трубку, Фортунэ повернулся к родителям:
- Поздно уже, мне пора ехать. Завтра снова напряженный день, и если поздно лягу, то утром просплю, – проговорил он, пряча смущенный взгляд. Снова пришлось оправдываться перед женой, причем на глазах у всей родни.
На прощание Фортунэ обнял каждого. Отец пошел за ним, пожелав проводить до машины, припаркованной на дорожке у дома.
- Кажется, дела у тебя неважнецкие. Что делается-то? - нерешительно спросил он.
- Ничего страшного, все как всегда. Ты же знаешь, Пьеретта ревнива как Отелло. Представляешь – Отелло в женском обличии?
- А в остальном? Больше ничего не тревожит? Ну не знаю, там… Может, деньгами помочь? Ты уж скажи, мы всегда подсобим, если что…
- Нет-нет, не беспокойся! – Фортунэ обнял старика, не позволяя ему договорить. - Встретимся на днях, до скорого!
На обратном пути, сидя за рулем машины, Фортунэ призадумался над словами отца. На что он намекал, что могло так встревожить их с матерью? Что они заподозрили? Нет, не смогут они догадаться, какая беда у него творится.
Фортунэ никак не хотел их огорчать, но звонок Пьеретты обрушился, как холодный дождь. Или, скорее, как ушат помоев, окативший его с головой. Рискуя оглохнуть, он как можно плотнее прижимал к уху телефонную трубку, чтобы родители, не дай Бог, не расслышали всех этих нежных слов, которыми она его крестила. Как ему надоели ее вечные упреки! Хотя, надо признать, теперь она была права. Ну что сказать – что посеешь, то и пожнешь. В последнее время даже в постели не успокаивалась, говоря, что видит между ними другую женщину. Теперь и не узнать в ней ту милую девушку, что он взял когда-то в жены – за последние годы красавица превратилась в желчную, сварливую стерву.
Стоило ему задуматься – а такое бывало, например, когда приходилось заканчивать работу дома, если он не успевал ее сделать в бюро – Пьеретта налетала на него как смерч, в полной уверенности, что он может думать только о женщинах – причем именно в те моменты, когда его мысли были самыми благопристойными.
Она так часто упоминала мадам Сардон, с таким жаром обвиняя его в любовной связи с ней, так жаждала уличить его в том, чего он не совершал – как знать, возможно, именно поэтому он и стал смотреть на Иветту иначе, чем прежде. Можно подумать, жена намеренно старалась найти ему любовницу.
Фортунэ подумалось, что если бы Пьеретта докопалась до истины, у нее бы камень с души упал. Но он тут же отбросил эту мысль. Зная характер жены, он догадывался, в какую ярость она бы пришла. А вот что она могла бы вытворить в ярости – страшно себе представить. Ревность толкает людей на безумные поступки, а безумие границ не знает. В газетах каждый день появлялись заголовки об убийствах и самоубийствах на этой почве. При своей неустойчивой психике, Пьеретта могла быть способна на все.
Входя в квартиру, Фортунэ услышал бой часов. Полночь. Каждый их удар отзывался в его груди болью отчаянья. Поздно. Иветта, должно быть, спит. Как бы ему хотелось провести остаток ночи с ней рядом! Но приехать сейчас, разбудить… Нет, нехорошо. Это будет выглядеть вульгарно, точно он пришел к ней, чтобы удовлетворить плотскую прихоть.
Только ничего низменного в его мыслях не было. Он просто хотел быть с ней рядом. Слушать, как она дышит во сне. Вдыхать аромат ее волос. Укрывать ее от холода – ведь весенние ночи еще свежи. Утром будить нежным поцелуем. Вместе просыпаться, пить кофе. Вместе встречать рассвет. Они бы жили друг для друга, в любви без края и берегов.
Внезапно его ужалила мысль: а ведь у нее наверняка есть кавалер. Не может быть, чтобы у такой красавицы не было поклонников. Мужчины должны штабелями падать перед ней, стоило ей лишь обратить на них свой взгляд. Но нет! С какой неподдельной нежностью она говорила, что любит его… Как она сказала: «Целуй меня всю… Всю… Никто никогда меня так не целовал…» Он не мог простить ее мужу того, что ему она досталась невинной. Фортунэ поймал себя на том, что сам впадает в безумие – вот и в нем проснулась эта болезненная ревность, страх быть обманутым. Но к чему метаться: победитель он или побежденный – узнает завтра. Утро вечера мудренее.
То ли от усталости и огорчения, или от разыгравшегося воображения, его все больше начинало знобить. «Что за наказание… Знать, Бог посылает мне смерть небольшими дозами…», - подумал он, засыпая.
Subscribe

  • тесты для маркетологов и сочувствующих.

    здравствуйте. подскажите.... писал контент для одного небольшого проекта на тему "маркетинга-шмаркетинга" и в результате поиска…

  • Ищу помощи как начинающий писатель

    Все привет. Решил написать фантастическую книгу(может даже сагу), но писательского опыта ноль. Уже у меня готов концепт и краткий синопсис. но…

  • Сайт для произведения

    Уважаемые коллеги, появился вопрос, надеюсь получить комментарии. Написал книгу, пытаюсь издать (посылаю рукописи в издательства), в электронном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

  • тесты для маркетологов и сочувствующих.

    здравствуйте. подскажите.... писал контент для одного небольшого проекта на тему "маркетинга-шмаркетинга" и в результате поиска…

  • Ищу помощи как начинающий писатель

    Все привет. Решил написать фантастическую книгу(может даже сагу), но писательского опыта ноль. Уже у меня готов концепт и краткий синопсис. но…

  • Сайт для произведения

    Уважаемые коллеги, появился вопрос, надеюсь получить комментарии. Написал книгу, пытаюсь издать (посылаю рукописи в издательства), в электронном…