Леди Сентябрь (lady_september) wrote in izdato,
Леди Сентябрь
lady_september
izdato

Продолжаем радоваться фантазиям переводчиков и редакторов

– Будь осторожен, этот запах очень ядовит.
– Как дела? – спросил он у стойки бара.
– Мы несколько лет жили вместе чисто формально.
– Нервничаешь, солнышко? – О чем?
– От ушиба в голову я забыла, кто я такая.
– Отвлеки его внимание, а я постараюсь незаметно пальнуть из револьвера.
– Правда, – говорила она с придыханием, беспокойно ерзая по стене.
– Я бросилась на него, целясь ногтями в глаза, но он встретил меня пощечиной. Голова моя упала набок и я заметила, что молчу.
– Я написала эту книгу в конце 20-х годов. По всей Великобритании шла и распространялась безработица.
– Я нашел того мерзавца, который вам не отец.
...а теперь она держала в руках саму сущность того, что делает мужчину мужчиной.
...где-то поблизости были лошади – среди них несколько кобыл.
...ее массивный бюст затрепыхался...
...ответила она заплетающимся голосом.
«Не соглашайся!» – кричала ему логика.
«Ты рехнулся!» – завопили инструкции у него в мозгу.
…уставился на шею Джулии, которая продолжала держать в руке свои волосы.
…филейная часть ее естества…
В ее руке плоть Руберта жила своей собственной жизнью.
В это время его глаза медленно скользили по ее телу.
Алекс налетел на нее, как коршун, и раздел догола.
Арион негромко заржал, выражая свое конское согласие.
Бедняжка вздрогнула, когда его ноги с грохотом упали на пол.
Блуза слегка подчеркивала красивую грудь, а потом свободно падала.
Бью положил обе руки на затылок Джулии и ласково приподнял ее подбородок.
В голове Брэнди, словно мухи, зароились мысли.
Взведенный курок, нацеленный в самое сердце мужчины.
Виконта поразила голубизна ее глаз, сравнимая лишь с нежнейшей голубизной яиц дрозда; ее кожа по цвету напоминала клубнику со сливками.
Внезапно ее охватило такое бешенство, что спазма сжала ей горло.
Внезапно сильная мужская рука схватила ее за плечо и развернула к себе.
Воздух комнаты был насыщен чувствами.
Война заставляет людей мужать раньше срока. Но что же из этого милого ребенка так скоро сделало женщину? Он, конечно, сознавал, что сам приложил к этому руку, но... Что он в сущности сделал?
Все, что у нее осталось, – это скот и мать.
Вспышка целительства остановила кровь, но оставила свежий розовый рубец.
Вторая сестра, чьи плотно сжатые губы напоминали лезвие топора, сесть отказалась.
Высвободив руку и собрав все свое достоинство, она сказала...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments