Иван Логинов (ivan_loguinov) wrote in izdato,
Иван Логинов
ivan_loguinov
izdato

Альфред Э. Ван Вогт. ПУТЕШЕСТВИЕ НА КОСМИЧЕСКОМ КОРАБЛЕ "БИГЛЬ"

О романе:

        В 19-ом веке Чарльз Дарвин совершил знаменитое путешествие на корабле «Бигль». Описание разнообразных представителей растительного и животного мира, предпринятое в этом кругосветном плавании, привело к созданию теории эволюции земных видов.
          И теперь, когда Земля стала галактической цивилизацией, уже другой «Бигль» – космический – с научно-исследовательской экспедицией на борту отправляется в дальние глубины Вселенной для изучения различных форм жизни.
       

Начальные главы, повествующие о посадке корабля на планету, по которой бродят лишь несколько полувыродившихся животных, над коими когда-то экспериментировали ученые давно погибшей цивилизации, образуют первый законченный эпизод романа. Всего таковых четыре.
          Во втором рассказывается о гипнотической атаке на экспедицию, предпринятой риимами, разумными птицами-телепатами, когда корабль пересекал одно из шаровых скоплений на границе нашей галактики.
          В третьем «Бигль» в межгалактической пустоте натыкается на плавающего в пространстве Икстла – выжившего представителя господствовавшей расы предыдущей Вселенной, заброшенного туда как раз Большим Взрывом. (Похоже, кстати, этот самый Икстл послужил прообразом Чужого в известной трилогии).
          В четвертом эпизоде корабль землян добирается до соседней галактики, которая оказывается полностью занятой разросшейся до предела некой газообразной сущностью – разумным существом женского пола по имени Анабис, получающим свои жизненные силы, когда умирают другие. Анабис голодает и выискивает возможность перебраться в какое-нибудь другое звездное скопление.
          Данное произведение из ранних, и оно еще достаточно традиционно для жанра научной фантастики. Но Ван Вогт всегда Ван Вогт, и в романе органичным и неповторимым образом сплавлено воедино то, из чего, казалось бы, могла получиться лишь мешанина.
          Проблематика произведения опирается – помимо, естественно, космологических и топологических теорий – на эволюционизм Дарвина, культурологию Шпенглера и нейрофизиологию, построенную на учении ак. Павлова об условном рефлексе и плавно перетекающую в нейролингвистику. Главный герой Эллиот Гросвенор является представителем нового направления в науке – нексиализма – которому свойственно целостное восприятие мира.
          Всего в романе 28 глав, общим объемом 10,5 ав. листов.
          Перевод готов полностью.

Оригинальное название:
THE VOYAGE OF THE SPACE BEAGLE
Copyright © 1939, 1943, 1950 by A. E. Van Vogt

Переводчик:
          Логинов Иван Иванович
(Относящиеся к делу образования:
          Кемеровский государственный университет, факультет романо-германской филологии – законченное, физический факультет – незаконченное;
          Литературный институт им. Горького – незаконченное).
          Для связи можно использовать "Оставить комментарий". Авторизовываться для этого не обязательно.
          В качестве образца приведены несколько глав, составляющих третий законченный эпизод романа.

_______________________

Альфред Э. Ван Вогт

ПУТЕШЕСТВИЕ НА КОСМИЧЕСКОМ КОРАБЛЕ «БИГЛЬ»

(……………………………………………………………………………………………)

13

        Икстл плыл в беспредельной ночи. Время медленно продвигалось к вечности, и тьма пространства была непроницаемой. Сквозь безмерность проглядывали смутные пятна холодного света. Каждое из них, он знал, являлось галактикой пламенеющих звезд, преобразованной расстоянием в вихревую туманность. Там имелась жизнь, которая размножалась на мириадах планет, безостановочно вращающихся вокруг своих солнц. Подобно жизни, извлекшейся когда-то из первозданной грязи Глора, задолго до того как космический взрыв уничтожил всю могущественную расу икстлов, забросив его собственное тело в межгалактические бездны.

        Он жил – в этом состояла его персональная катастрофа. Почти бессмертное тело, уцелевшее в катаклизме, поддерживало себя, все более и более слабея, энергией, разлитой в пространстве и времени. Мозг неустанно возвращался к одной и той же мысли; Икстл думал: один шанс из дециллиона, что он когда-нибудь окажется в какой-либо галактической системе. И еще более исчезающе малый – что упадет на планету и найдет драгоценный гуул.

        Миллиард миллиардов раз, следуя по кругу, он приходил к тому же самому выводу. Умозаключение стало неотъемлемой частью его бытия. Словно анимационный образ, беспрерывно развертывающийся перед внутренним взором. Вкупе с далекими светящимися лентами там, в черной пучине, это составляло мир, в котором протекало существование Икстла. Он почти забыл об объемном сенсорном поле, сохраняемым его телом. Когда-то он получал от него сигналы, но сейчас не улавливал ничего в радиусе нескольких световых лет.

        Он ничего не ждал, и первый признак появления корабля дошел до него с трудом. Энергия, плотность… материя! Очень смутные, ощущения тыкались в уснувший мозг Икстла. Он почувствовал резкую боль, словно вдруг напрягся давно не используемый мускул.

        Боль исчезла. Мысль угасла. Мозг снова погрузился в долгий сон, прерванный на мгновение. Икстл вернулся в свой мир безнадежности и мерцающих пятен. Представление об энергии и свете обернулось грезой и начало стираться. Какой-то уголок сознания, пробудившийся более, чем остальная часть, следил за тем, как мысль исчезает и тени забвения разворачивают свои туманные вуали, окутывая слабо вспыхнувший было проблеск. Но снова, и теперь уже более пронзительно, прозвучало сообщение, посланное сенсорами. Конвульсивное движение напрягло изможденное тело. Четыре руки дернулись вперед, четыре ноги резко распрямились в рефлекторном прыжке.

        Широко раскрытые глаза настроились. Взгляд, ничего уже не искавший, снова обрел свою живость. Часть нервной системы, контролировавшая поле восприятия, внезапно пришла в возбуждение. Икстл отвлек внимание от биллионов кубических километров, не подающих никаких сигналов, и сосредоточил все силы на установление точного места, откуда поступил импульс.

        Но пока Икстл пытался его определить, оно переместилось на огромное расстояние. И только тогда отшельник подумал о корабле, летящем из одной галактики в другую. Одно ужасное мгновение ему казалось, что аппарат сейчас удалится еще дальше и он не сможет его больше обнаружить, что потеряет контакт навсегда, так и не сумев ничего сделать.

        Он чуть растянул сенсорное поле и неожиданно опять ощутил возбуждение, вызванное несомненным присутствием посторонней материи и энергии. На этот раз он в нее вцепился. Он вылил в один электромагнитный пучок всю энергию, которую могло поставить ослабевшее тело.

        Через этот луч он жадно втянул в себя огромное количество энергии. Ее было больше – в миллионы раз больше – чем он мог использовать. Он вынужден был изливать ее в пространство. Но, словно чудовищная пиявка, он удлинял свою присоску на четыре, пять, десять световых лет и сосал движущую энергию корабля.

        Поскольку уже бесчисленные эры он перебивался слабыми лучиками света, Икстл даже не осмелился попробовать впитать в себя колоссальные количества, доставшиеся ему сейчас. Они рассеются в пространстве, которое поглотит их навсегда. Но и то, что он взял, вдохнуло в его тело жизнь. С неистовой силой он ощущал, как расширяются его возможности. Мощным порывом он привел в движение собственную атомную структуру, и сам устремился в луч.

        Корабль, потерявший энергию двигателей, но продолжавший движение за счет имевшейся скорости, проследовал мимо и отдалился на один световой год, на два, на три. Всполошенный Икстл осознал, что аппарат ускользает, вопреки всем его усилиям. Но в этот момент…

        Корабль остановился, на полном ходу. Он продвигался со скоростью многих световых лет в день и неожиданно замер в состоянии равновесного покоя, вся скорость оказалась мгновенно погашенной. Он все еще был на значительном расстоянии, но уже не удалялся.

        Икстл догадывался, что произошло. Находящиеся на борту корабля заметили вмешательство и остановились выяснить, в чем дело. Мгновенное торможение указывало на высокий уровень техники, хотя Икстл и не мог определить его с точностью. Сам он собирался останавливаться, преобразуя свою скорость в движение электронов внутри собственного тела. Потеряется на этом очень малое количество энергии. В каждом атоме скорость электронов немного возрастет – совсем немного – и добавленная скорость перейдет в движение на субмолекулярном уровне. Именно на этом уровне он ощутил, что корабль рядом.

        События следовали одно за другим в чересчур быстром темпе, чтобы успевать их обдумывать. Корабль отгородился от него сплошным энергетическим барьером. Ощутив концентрацию энергии на пути, внутренние рефлексы остановили движение Икстла на долю микросекунды раньше, чем он хотел. В расстоянии это выразилось пятидесятью дополнительными метрами.

        Он смотрел на корабль, блистающий в черном пространстве. Барьер по-прежнему был на месте, другими словами это означало, что находящиеся внутри, вероятно, не могли его обнаружить, равно как и он не сумел бы подобраться к кораблю. Он предположил, что чувствительные приборы на борту заметили его приближение, идентифицировали как угрозу и установили защиту.

        Икстл находился в нескольких метрах от почти невидимой преграды. Отделенный от исполнения своих надежд, он с вожделением разглядывал аппарат. Это было сферическое чудовище из темного металла, утыканное рядами светящихся точек. Корабль парил в бархатно-черной пустоте пространства, сверкающий, словно драгоценность, спокойный, но живой, обжигающий жизнью. Он принес с собой ностальгическую мысль о мириадах далеких планет и о жизни, неукротимой и суматошной, которая устремилась к звездам, чтобы овладеть ими.

        До сего момента ему так много нужно было делать с физической точки зрения, что он пока еще очень смутно представлял, чего может добиться, поднявшись на борт. Тысячелетиями погруженный в беспредельное отчаяние, мозг пришел в безумное возбуждение. Подобно пляшущим языкам пламени, ноги и руки корчились и извивались под ярким светом из иллюминаторов. Изо рта, напоминающего порез на карикатурном изображении человеческого лица, выступила белая пена, разлетевшись мгновенно застывшими капельками. Икстл чувствовал, как растет надежда, затопляя его всего до такой степени, что мутилось зрение. И уже сквозь туман он увидел, как на металлической обшивке корабля набухла световая прожилка. Вздутие обернулось огромным люком, который, вращаясь, открылся. Из проема хлынул ослепительный свет.

        Возникла пауза, затем наружу выбралось с десяток двуногих существ. Одетые в почти прозрачные доспехи, они вели или направляли большие плывущие машины. Они собрали все машины в одном месте на корпусе корабля. Заблистали огоньки, которые издалека казались маленькими, но чрезвычайная яркость вспышек свидетельствовала либо о крайне высокой температуре горения, либо о неимоверной концентрации нетепловых лучей. Двуногие принялись за свою работу – по ремонту, по всей видимости – с тревожной быстротой.

        Икстл лихорадочно обрушился на экран, преграждавший ему доступ к кораблю, пытаясь выискать в нем слабые места. Но не нашел их. Действующие силы были комплексными, они закрывали чересчур большую поверхность, чтобы Икстл мог одолеть их теми средствами, которыми располагал. Он чувствовал это и на расстоянии. Реальность только подтвердила опасения.

        Работа – Икстл видел, как двуногие сняли толстый слой обшивки и заменили его на новый – была закончена очень быстро. Сварочные аппараты притушили свои горелки, последние искры растаяли в ночи. Машины отправились обратно тем же путем, каким прибыли. Двуногие существа вернулись в корабль вслед за ними. Металлическая поверхность стала такой же пустынной, как само пространство.

        От нахлынувшей тоски Икстл едва не потерял рассудок. Он не мог позволить им ускользнуть сейчас, когда вся вселенная оказалась в пределах досягаемости… в нескольких метрах от него. Он протянул руки, словно одной лишь потребности, которую он имел, было достаточно, чтобы удержать корабль. Все тело прострелило резкой болью. Его затягивало в черную бездонную пропасть отчаяния, он остановился как раз перед окончательным погружением.

        Люк снова пришел в круговое движение. На обшивку выбрался один-единственный двуногий и побежал к тому месту, где производился ремонт. Что-то подобрал и двинулся обратно. Он находился еще на некотором расстоянии от входа, когда заметил Икстла.

        Он резко остановился, как от полученного удара. Казалось, он с трудом удержал равновесие. В свете иллюминаторов на его лице за прозрачным шлемом хорошо различались широко распахнутые глаза и открытый рот. Он встряхнул головой, затем его губы быстро задвигались. Чуть позже люк открылся шире, давая проход группе двуногих, все из которых смотрели на Икстла. Должно быть, последовала дискуссия, потому что их губы по очереди приходили в движение.

        Вскоре была доставлена большая клетка с металлическими прутьями. Она плыла, похоже, ведомая двуногим, сидящим наверху. Икстл догадался, что его собираются поймать.

        Странное дело, но он не почувствовал облегчения.

        Он ощущал себя так, словно ему ввели какой-то наркотик, поскольку внезапно начал проваливаться в бездну усталости. Впадая в панику, он пытался бороться с охватывающим его оцепенением. Ему понадобятся все способности его расы, достигшей самого порога высшего знания, если он хочет, чтобы икстлы обрели жизнь.

14

        – Но, в конце концов, ради всех святых рая, как что-то может жить в межгалактическом пространстве?

        Искаженный тревогой голос прозвучал в переговорном устройстве. Гросвенор видел, как спутники рядом с ним жмутся теснее друг к другу. Ему самому было не по себе, и даже присутствия остальных членов экспедиции не хватало для того, чтобы рассеять до конца это ощущение. Он чересчур явственно чувствовал, как неосязаемая ночь обволакивает их, подобно савану, прилипая полами к самой поверхности иллюминаторов.

        Никогда еще с момента начала путешествия необъятность ночи не поражала Гросвенора до такой степени. Он столь часто смотрел на нее изнутри корабля, что она стала ему безразличной. Но внезапно он осознал во всей полноте, что даже самые дальние звездные границы человечества представляют собой всего лишь булавочную головку в этой ночи, протянувшейся на миллиарды световых лет во всех направлениях.

        Гнетущее молчание нарушил Мортон.

        – Вызываю Ганли Лестера… Ганли Лестера…

        После некоторой паузы послышалось:

        – Да, шеф?

        Гросвенор узнал голос руководителя астрономов.

        – Ганли, – сказал Мортон, – тут есть над чем поработать вашему астро-математическому уму. Подсчитайте вероятность того, что Бигль остановится точно в том месте пространства, где плавает эта штука. Даю вам несколько часов.

        Слова только подчеркнули драматизм сцены. Это было вполне в духе Мортона, самого математика, дать возможность кому-нибудь другому блеснуть в той области, где он являлся мэтром.

        Астроном сначала рассмеялся, затем ответил совершенно серьезно:

        – Мне не нужно заниматься вычислениями. Понадобилось бы вводить новую систему обозначений, чтобы выразить указанную вероятность в конкретных цифрах. В арифметическом смысле, то, что вы имеете перед собой, не может случиться. Вот корабль с людьми на борту, который останавливается для ремонта на полдороге между двумя галактиками – и заметьте, мы делаем это в первый раз. И тут, говорю я, данная крошечная точка абсолютно непредусмотрено пересекает траекторию движения другой точки, еще более крошечной.       Такое невозможно, если только пространство не кишит похожими существами.

        Гросвенор видел феномену иное, вполне правдоподобное объяснение. Почему бы не допустить, что два события просто связаны причинно-следственными отношениями? В переборке машинного зала была проделана дыра. Потоки энергии ускользнули в пространство. Они и остановились, чтобы исправить повреждение. Гросвенор открыл рот, собираясь изложить свой взгляд, потом закрыл, так и не заговорив. Вступал еще один фактор, если дело действительно происходило таким образом. Сколько энергии потребовалось бы приложить для того, чтобы за несколько минут вытянуть весь объем, вырабатываемый реактором? Он произвел подсчет в уме. Цифры получались такими большими, что его гипотеза, похоже, отпадала сама по себе. Даже тысяча зорлов, собранных вместе, не могла распоряжаться такими энергиями. Следовательно, речь стоило уже вести не об одних только существах, но и о машинах.

        Кто-то сказал:

        – Такие маленькие вещи нужно разыскивать при свете прожектора.

        Дрожь в голосе человека передалась Гросвенору. Подействовала она, очевидно, и на других, поскольку, когда заговорил Мортон, по его тону было заметно, что он старается успокоить смятенные умы.

        – Этот красный дьявол, вышедший, похоже, из кошмара, страшный, как семь смертных грехов, возможно, совершенно безобиден, подобно тому, как наш очаровательный котик на поверку оказался опасным, – сказал он. – Как думаете, Смит?

        Биолог ответил со своей холодной логикой:

        – Данное существо, насколько я могу судить с того места, где мы находимся, имеет руки и ноги, что является признаком чисто планетарной эволюции. Если оно разумно, то начнет реагировать на знакомую среду обитания в ту же минуту, как его поместить в клетку. Может быть, перед нами почтенный мудрец, выбравший тишину пространства для медитации, потому что здесь его ничто не отвлекает. Возможно, это молодой убийца, приговоренный к ссылке и сгорающий от желания вернуться к себе и продолжить жизнь в своей цивилизации.

          – Жаль, что Корита с нами не вышел, – произнес Пеннонс, руководитель механиков. – Его выступление о коте подсказало нам тогда, чего ожидать…

        – Корита здесь, мистер Пеннонс. – Как всегда, голос археолога в переговорном устройстве прозвучал с размеренной четкостью. – Я слежу, как и многие другие, за происходящим и, должен признать, сильно впечатлен изображением на экране, прямо перед моими глазами. Но, думаю, в данный момент, ввиду отсутствия фактов, было бы неосмотрительно пускаться в предположения, основываясь на теории цикличности истории. В случае с котом мы имели опустошенную планету с оскудевшими источниками питания, на которой он обитал, и архитектурные остатки мертвого города. Здесь же перед нами существо, которое живет в пространстве на расстоянии в четверть миллиона световых лет от ближайших звезд, по всей видимости, совсем без еды и какого-либо средства передвижения. Вот что я бы посоветовал: удерживайте защитный барьер на месте, оставив проход для клетки. Когда запрете создание в ней, изучите его, проанализируйте все поступки и реакции. Проведите флюорографию внутренних органов, функционирующих в пустом пространстве. Соберите максимальное количество данных, чтобы знать, кого именно мы поднимаем на борт. Постарайтесь не убивать и не быть убитыми. Предосторожности излишними не будут.

        – На мой взгляд, очень разумные советы, – сказал Мортон.

        Он принялся раздавать распоряжения. Из корабля привели другие машины. За исключением огромной флюорографической камеры, все они расположились вокруг людей охранным кольцом. Что касается камеры, ее установили на передвижную клетку.

          Гросвенор, неприятные ощущения которого не рассеивались, услышал, как Мортон заканчивает инструктаж людей, управляющих клеткой:

        – Распахните двери как можно шире и быстро надвигайте на него. Надо, чтобы лапы не могли уцепиться за прутья.

        «Если я собираюсь высказать замечания, – сказал себе Гросвенор, – то сейчас или никогда».

        Но он не видел, что именно сказать. Он мог изложить свои смутные сомнения. Мог завершить рассуждение Ганли Лестера логическим выводом о том, что произошедшее не было случайным. Мог бы даже намекнуть, что, дескать, целый корабль, набитый этими красными дьяволами, где-нибудь неподалеку только и дожидается того момента, когда их товарища начнут захватывать.

        Но дело заключалось в том, что против этих возможных событий меры предосторожности были уже приняты. Если на самом деле поблизости притаился корабль, то, приоткрывая защитный экран только для прохода клетки, они покажут врагу лишь уголок мишени. Люди, управляющие клеткой, действительно рискуют, но сам корабль останется в безопасности.

        Противник увидит, что его операция провалилась. Он обнаружит перед собой огромный вооруженный и бронированный корабль, ведомый представителями расы, умеющей применять самые беспощадные методы борьбы.

        И Гросвенор решил воздержаться от комментариев. Он сохранит сомнения для себя.

        Мортон спросил:

        – У кого-нибудь еще есть замечания?

        – Да. – Это был голос фон Гроссена. – Думаю, нужно провести углубленное обследование этого существа. «Углубленное» для меня означает неделю, месяц.

        – Другими словами, – сказал Мортон, – вы хотите, чтобы мы оставались здесь, посреди пространства, пока наши специалисты будут изучать монстра?

        – Естественно, – ответил физик.

        Мортон немного подумал, потом медленно произнес:

        – Я должен вынести ваше предложение на рассмотрение руководителей отделов, фон Гроссен. Это исследовательская экспедиция. Мы достаточно оснащены, чтобы собрать тысячи образцов. Для нас, ученых, все хорошо. Все заслуживает быть изученным. Тем не менее, я уверен, вам возразят, что, если мы будем задерживаться на месяц ради каждого экземпляра, который предполагаем взять на борт, наше путешествие продлится пятьсот лет, а не пять или десять, как запланировано. Я излагаю вам не мою личную точку зрения. Несомненно, каждый образец должен быть изучен с тем подходом, которого он требует.

        – Мне хотелось лишь, – сказал фон Гроссен, – чтобы об этом подумали.

        – Других возражений нет? – спросил Мортон. Поскольку никто не ответил, он подвел итог спокойным тоном: – Ну, ребята, давайте, ловите его!...

Tags: издателям, от переводчика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 37 comments