Астра (astra_12) wrote in izdato,
Астра
astra_12
izdato

Ищу Издателя

Роман «Изверг своего отечества или жизнь Михаила Бакунина» отрывок
отрывок о побеге из Сибири

… Накануне отъезда, не удержав хвастливого волнения, Бакунин отправил письмо Герцену в Лондон.
"... Ты хоронил меня, но я воскрес, слава Богу, живой, не мертвый, исполненный той же страстной любовью к свободе, к логике и справедливости. Выпущенный из Шлиссельбургкой крепости четыре года назад, я окреп здоровьем, женат, счастлив в семействе, и несмотря на это, готов ударится в старые грехи, лишь было бы из-за чего. Я могу повторять слова Фауста
Ih bin zu alt um nur spieler
Zu jung um ohne Wunuh su sein."

Антония провожала его сибирскими шанежками и пирожками, сварила курицу и десяток яиц. Аппетит у ее муженька был богатырский, подстать его росту и физической силе.
- В добрый путь, Мишель. Когда ожидать обратно?
- Тс-с, Антося. Я обещал тебе показать Италию, и ты ее увидишь. Тс-с.
Пятого июля 1861 года Михаил Бакунин с "Разрешением вести дела по реке Амур", с деньгами доверившихся ему "под честное благородное слово" купцов и в сопровождении офицера отбыл из Иркутска по торговым делам.

До Николаевска добрались благополучно. Погода стояла жаркая, по берегам широкой реки Амур медленно плыли гористые берега, сплошь порытые темнохвойной тайгой. Из воды то и дело выпрыгивала крупная рыба. Навстречу шли американские и японские торговые суда, путь для которых был открыт благодаря "Договору", заключенному Муравьевым-Амурским.
- Из Николаевска еще далеко вам?- интересовался офицер Казаринов.
Ему было душно в мундире столичного иркутского офицера, но ни расстегнуть пуговицы кителя, ни ослабить ремней, ни даже обмахнуться фуражкой он не имел право в присутствии мелких полицейских чинов из местных приамурских участков. Как и везде, между ними шло ревнивое соперничество.
- Там поблизости будет, - отвечал Бакунин.
- И то. Домой охота.
В Николаевске их ждало необычное событие. Женился жандармский офицер, все население гуляло на свадьбе. Казаринова и Бакунина, разместив в гостинице в двухкомнатном номере, пригласили за свадебный стол.
"Ну, помогай Бог!" - подумал Мишель.
Он успел заметить шхуну, набиравшую угля, и переброситься двумя-тремя словами с командой, ладившей снасть в шлюпке близ берега.
- Когда снимаетесь с якоря?
- Поутру, однако.
- Поздно. В два часа ночи нужно.
- В самую темень? Сколько дашь?
- Не обижу.
- Лады. Уговор.
- Не подведете?
- Уговор же.
Пока разгоряченные гости топали и кричали "Горько", он быстрым шагом вернулся в гостиницу, схватил вещи и, проходя мимо шлюпки, незаметным броском кинул их туда.
- Два часа осталось, хозяин. Уговор.
- Не обижу. Уговор.
Казаринов вертел головой, отыскивая Бакунина среди гостей.
- Ты далеко ходил? Я ж обеспокоился даже, ну.
- Курил под звездами. Такое, брат, наслаждение! Ты не куришь?
- Терпеть не могу табачного духа.
- Тогда пей вволю. Давай вместе.
В два часа ночи местный ефрейтор из береговой охраны видел, как в темноте в шхуну садился огромный мужчина в сером плаще, и тут же отчалил от берега.
Он было вскинул ружье, чтобы поднять караульную цепь солдат, но подумал, что никакой награды лично он от начальства не дождется, зато уж наверняка пострадает от побега поднадзорного этот щеголь из столичной иркутской жандармерии.
Стоявший наготове фрегат американца Петерса тихо заскользил по черным волнам вниз по течению.
С рассветом, в четыре часа утра, Казаринов, заплетаясь ногами, вернулся в номер и заснул как убитый. Однако, в шесть он пробудился и окликнул своего подопечного.
- Михаил Александрович! Будем вставать? Или поспим еще?
Ответа не было. Казаринов вскочил, вбежал в соседнюю комнату. Постель была нетронута, вещей Бакунина не было. Не помня себя, он побежал на берег. Местный полицейский ефрейтор с насмешкой посмотрел ему вслед. Застарелая вражда полицейских чинов сработала, как бомба. Столичная иркутская штучка была посрамлена у всех на глазах.
Спасаясь от погони, пересаживаясь с корабля на корабль, Бакунин уходил все дальше. Спасибо, сердце работало, как часы.
Неужели получится? Уф! Вон нагоняет шхуна. Нет, без конвоя. Уф!
Сначала погоня опаздывала на два часа, потом на три.
В самом устье Амура он уговорил какого-то американского шкипера взять его с собой к японскому берегу.
- Неужели? Неужели? Получилось! Тьфу-тьфу-тьфу.
В Хакодате другой американский капитан взялся довезти его до Японии. Мишель отправился к нему на корабль, и застал моряка, сильно хлопотавшего об обеде. Он ждал какого-то почетного гостя и пригласил Бакунина. Бакунин принял приглашение и только, когда гость приехал, узнал, что это - Генеральный русский консул. Скрываться было поздно, опасно, смешно: он прямо вступил с ним в разговор, сказал, что отпросился сделать прогулку. Небольшая русская эскадра адмирала Попова стояла в море и собиралась плыть к Николаевску.
- Вы не с нашими ли возвращаетесь? - спросил консул.
- Нет, - ответил государственный преступник, - я только что приехал и хочу посмотреть край.
Вместе покушавши, они разошлись en bons amis.
- Рад был познакомиться, - простился Генеральный консул.
На другой день Бакунин проплыл на американском фрегате мимо русской эскадры, "оставив на азиатском берегу свое честное благородное слово". Кроме океана опасностей больше не было

http://astra.web-bib.ru/

Ищу издателя.

Tags: ищу издателя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments