♠ Бася Данунахер ♠ Бука Пушыстая ♠ (flashtuchka) wrote in izdato,
♠ Бася Данунахер ♠ Бука Пушыстая ♠
flashtuchka
izdato

А.Гороховский, 4 рубля 13 копеек


Анатолий Гороховский

Четыре рубля тринадцать копеек

Задумал я раз повеситься.
Не помню уже, почему: то ли зуб болел, то ли погода была плохая, то ли жизнь не удалась.
В общем, достал я веревку, соорудил петлю, перекинул все это через крюк в потолке. И вот уже сунул голову в петлю, как вдруг в комнату вошел мой приятель, Андрей Кукишев. Он остановился около меня и сказал:
- Привет.
По правде сказать, именно по нему я сейчас и не соскучился, но портить с ним отношений напоследок не хотелось.
И я миролюбиво сказал ему:
- Слушай, Андрюша, видишь, вешаюсь...
- Ну-ну.
- Н-да... а как тебе вчера Райкин?
- Вешаешься, значит? Ну давай.
Меня вдруг взяло зло.
- Ну вешаюсь, а тебе чего?
- А деньги?
- Какие деньги?! - опешил я.
- А кто тебя на концерт водил? Я тут все подсчитал: выходит четыре рубля тринадцать копеек. Можешь проверить.
- Не будет тебе денег! - сказал я мстительно, - вот сейчас уйду из жизни, и плакали твои денежки.
- Как же так? - заволновался Андрей.
- А вот так, - продолжал я, все более воодушевляясь, - меня не будет, а кто же всем этим твоим расчетам поверит?
На Андрея было жалко смотреть. Можно было подумать, что вешаться собирается он.
- Четыре рубля... - шептал Андрей побелевшими губами, - тринадцать копеек... Как же... что же... Ты не имеешь права! - закричал он вдруг, - я запрещаю!
- Что запрещаешь?
- Вешаться запрещаю! Уходить. Из жизни! - добавил он для большей убедительности.
Андрей хотел сказать мне что-то еще, но видимо, понял, что бессилен.
- Послушай, - сказал он, - подожди вешаться, а? Тебе ведь все равно, а?
Мне действительно было все равно, и я согласился подождать.
Кукишев убежал, и вскоре вернулся с другим моим приятелем, Сашкой.
Сашка был хмур: его оторвали от компота, и все происходящее он видел в черном цвете.
Андрей сбивчиво рассказал ему о деле.
Сашка выслушал, а потом сказал:
- Пошли отсюда. Чтобы этот... отдал деньги? Как же! Жди! Он только брать умеет...
Кукишев вздохнул так тяжело, что ветер заходил по комнате, и сорвавшаяся со стены картина с шелестом улеглась на полу. И-ИИ-Э-ЭХ-Х! Безнадежно и вяло он махнул рукой и, сгорбившись, вышел из квартиры.
Мы остались вдвоем. Сашкино лицо стало проясняться. Он, наконец, понял, что его компот никто не съест, а ситуация начинала казаться забавной.
- Ты чего, серьезно это... того?.. - туманно начал он.
- Вполне.
- Ну и дурак же ты после этого, - засмеялся Сашка.
- Сам ты... - обиделся я.
- Дурак, дурак как есть, - подтвердил он, - да ведь сегодня же ФУТБОЛ! Сегодня же ваши с "Зенитом"! Да ты что?
"А ведь верно" - подумал я и сказал:
- Ладно, пошли, все одно веселей.
- А я чего говорю! - вскричал Сашка, - сейчас на футбол, а уж потом и это... того... Только вот денег у меня нету.
- Это ничего, - сказал я, - у меня много. Я ведь Кукишеву долг хотел отдать. Тут четыре рубля тринадцать копеек, а Кукишев переживет, так ведь?
И мы пошли.
Что было! Моя команда буквально разгромила "Зенит". Вешаться я расхотел уже после второго гола. Сашка не настаивал, но напомнил мне, что долг Кукишеву входит теперь в силу.
- Ладно, чего уж там, - сказал я, - поехали к нему, отдадим.
Мы подъехали к дому Кукишева, поднялись по скрипучей бетонной лестнице и оказались перед Андрюхиной дверью.
Сашка зашел первым, и через секунду я услышал его голос:
- Слышь, а Кукишев-то это... того...


---
Москва, 19**.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments